Следователь — свидетель?

К вопросу о признании доказательств недопустимыми.

Зачастую, основными доказательствами виновности лица в совершении преступления являются показания допрошенных  в качестве свидетелей оперативных работников, дознавателей, следователей о признании обвиняемым или подозреваемым своей вины.

Очевидно, что использование такого рода свидетельских показаний вызвано отсутствием прямых доказательств вины обвиняемого или подозреваемого, отказом от данных им ранее признательных показаний.

Часто встречается ситуация, когда допрошенный в качестве свидетеля следователь, дознаватель или оперативный сотрудник дают показания о признании подозреваемым или обвиняемым вины в ходе так называемой доверительной беседы, либо письменном признании подозреваемым или обвиняемым своей вины. Складывается абсурдная ситуации, при которой лицо, производящее расследование по уголовному делу, является одновременно и субъектом доказывания, и источником доказательств.

Возникает вопрос «Может ли следователь, дознаватель или оперативный сотрудник быть допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, которые стали ему известных при допросе (опросе) подозреваемого или обвиняемого?».

В законе напрямую не сказано о недопустимости подобных доказательств. Считаю, что показания такого рода, не могут быть  положены в основу доказательств обвинения, и должны быть признаны недопустимыми доказательствами.

Пример: Гражданин М. задержан по подозрению в совершении преступления. Следователь или дознаватель допрашивают подозреваемого без участия адвоката. Как правило, эти показания являются признательными. Каким образом, и при каких обстоятельствах получают такого рода показания, остается только догадываться. Но при последующих допросах, гражданин М. (подозреваемый или обвиняемый), уже в присутствии адвоката (будь то адвокат по назначению, или по соглашению), отказывается от ранее данных им показаний и отрицает свою причастность к преступлению. Далее уголовное дело изымается из производства следователя  или дознавателя проводившего первоначальный допрос и передается другому следователю. Затем, вновь принявший к производству дело следователь или дознаватель, производят допрос предыдущего следователя или дознавателя, в котором те поясняют, что гражданин М. добровольно отказался от услуг адвоката, и также добровольно  сообщал о совершенном им преступлении, то есть признавался. При этом ни физического, ни психологического воздействия на него не оказывалось. В последствие, показания допрошенного в качестве свидетеля следователя или дознавателя, указываются в обвинительном заключении или обвинительном акте как доказательства обвинения гражданина М. в совершении преступления, а еще позже в обвинительном приговоре как доказательства подтверждающие виновность гражданина М. в совершении преступления.

В данном примере, действия должностных лиц (судья, прокурор, следователь, дознаватель), направленные на воспроизведение содержания показаний подозреваемого или обвиняемого в отсутствие защитника и не подтвержденных им, путем допроса в качестве свидетеля, дознавателя или следователя, производивших дознание или предварительное следствие, являются незаконными, а доказательства полученные таким способом недопустимыми.

Аналогичную позицию занял Конституционный суд РФ, указав в Определении № 44-О от 6 февраля 2004 г. на невозможность восстановления содержания показаний подозреваемого (обвиняемого) путем допроса следователя или иного лица проводившего допрос (опрос) подозреваемого или обвиняемого. Поскольку согласно закрепленному в п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ правилу, показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде, относятся к недопустимым. Тем самым закон, исходя из предписания ст. 50 (ч. 2) Конституции РФ, исключает возможность любого, прямого или опосредованного, использования содержащихся в них сведений.

Подводя итог, хочу сказать, несмотря на то, что уголовно-процессуальное законодательство не запрещает стороне обвинения вызывать и допрашивать в качестве свидетелей оперативных сотрудников, дознавателей или следователей, отсутствие это запрета не дает оснований суду допрашивать лиц, проводивших досудебное расследование, о содержании показаний или заявлений, данных в ходе досудебного производства обвиняемыми или подозреваемыми, и не допускает возможность восстановления содержания этих показаний.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *